hiervard logo Что это такое? |  Особенности
Правила |  Проекту требуются...
Кто в игре? telnet://hiervard.ru:4000
telnet://193.41.218.12:4000
другие порты
Hiervard MUD

Творчество

Новижу я: поднялся змей

Междвух колонн ее витых,

Идвери тяжестью своей

Сорвалон с петель золотых.

 

ВильямБлейк «Золотая Часовня»

 

Пролог

 

Множественность. Фирексия. Кластер 0. 24,75 ФЛ[1](Фирексианского Летоисчисления).

.

Тьма и Свет. Человек и Бог. И пустота, Пустота...

Человек стоял на коленях с закрытыми глазами в кругесвета и молчал.  Тьма за пределами круга тоже молчала. Прошло немного времени,а человек не двигался. Тьма же наполнилась вдруг хаосом цвета. Переливы,завихрения и вспышки окружили человека, но он пребывал во всё в том жеоцепенении. Всё это, однако, было иллюзией: и круг света, и тьма, теперьнаполненная цветом, да частично и сам человек. Ибо всё это было не более чемсон бога... Хотя ничем меньшим, однако, это тоже не являлось.

К цвету, наполнявшему пустоту, вдруг добавился и звук:голосом, напоминающим хор сотен тысяч различных голосов говорящих в унисон,Пустота произнесла: «Керрик».

Керрик встал с колен, раскрыл глаза, и то, что раньшебыло простым соединением тканей, теперь обрело Имя и вместе с ним жизнь. Теперьбыло видно, что человеком его можно назвать только от части: левый его глаз вотличие от правого,  был явно искусственным и более всего напоминал фасетчатыйглаз какого-то насекомого, в дополнение же к рукам у него имелась пара гибкихжелезных щупальцев,  начинавшихся где-то под плащом, который являлсяединственной одеждой Керрика, и обвивавших его руки спиралью.

Пустота же продолжила:

-  Говори... Я...

-  Всеприсущий. Отец  Машин. Невыразимый. Тёмный Бог.Повелитель Бездны. Создатель Фирек...

-   Хватит, - прервал Бог. – Имя.

Страх наполнил человеческий глаз Керрика. Дрожь прошлапо его телу.

-  Не-е-ет! Не смею! – в страхе выкрикнул он, падая наколени и закрываясь руками.

-  ВСТАНЬ. ТЫ... ЗНАЕШЬ... ЕГО? ДА... НЕТ...

Керрик с трудом поднялся и с дрожью в голосе ответил:

-  Да, - голос его окреп. Затем он продолжил. - Его знаеткаждый обитатель Фирексии.

-  Знать. Достаточно,– обнадёжила Пустота хором голосов.– Ты...

-  Я – Керрик, Око Всеприсущего.

-  Предназначение...

-  Я – Ваш Посол в мире 25DX4/9F напланете Идвар.

-  Цель..., - спросила Пустота.

-  Во имя Плана, - сказал Керрик.

-  Да...,- подтвердила Пустота.

И в тот миг, когда отзвучал последний голоспроизносящий «Верно». Керрик исчез. Исчезло всё: тьма со звуками и цветом икруг света, - остался лишь тот, чья мысль всё это породила, тот, кого Керрикназывал Всеприсущим...

 

Глава1

 

Множественность. Фирексия. Кластер F34n9.J. 24,20[4] ФЛ

 

Лицо Керрика выражало явное недовольство. Некотороевремя назад по ВН[2]поступило сообщение о том, что Джикс Пространственник, проверяя в очередной разпостулаты теории пространственного взаимодействия, обнаружил, наконец,ошибочность третьего постулата, в связи с чем ККВ[3]объявила о сдвиге даты с 24,76 ФЛ на 24,20[4][4]ФЛ. К тому же Керрик обнаружил, что разделы Информатория касающиеся планетыИдвар, на которую ему надлежало отправиться, находятся всостоянии разработки, коия курируется Ситриком Летописцем.

По данным Информатория Ситрик находился в данныймомент где-то в районе кластеров F34n9.J- F34n9.O.  Запросив дополнительнуюинформацию Керрик выяснил, что кластер F34n9.J является связующим звеноммежду кластерами F34n9.K -F34n9.O и остальной Кластерной Сетью иимеет вид полого металлического куба заполненного воздухом. Кластеры же F34n9.K - F34n9.O по полученной им информации содержали всебе отдельные куски Космоса. Этот факт ещё больше ухудшил настроение Керрика,так как его тело не было предназначено для долгого (более часа постандартному времени[5]) пребывания воткрытом Космосе. Так как вызывать киберкатер было бы слишком долго, Керрикрешил переместиться в F34n9.J и ожидать там появления летописца, который обязательнопрошёл бы через этот кластер, покидая место своей работы.

К тому моменту, когда кто-то вышел из порталасвязывающего кластер, в котором Керрик ожидал Ситрика, с кластером F34n9.P, прошло около получаса ожидания. Вышедшим был Ситрик или существо внешнена него похожее: как и следовало из информации полученной Керриком, Ситрик былнегуманоидом, или точнее, он вообще не имел в составе своего тела органики.Формой летописец больше всего напоминал каплю, повёрнутую удлинённым хвостикомкнизу. Капля, металлически поблескивая при свете ламп, остановилась в метре отКеррика и повисла, раскачиваясь из стороны в сторону, над полом. Когдаколебания постепенно прекратились, капля-Ситрик осведомилась хриплым голосом:

-  Керрик?

-  Да, - подтвердил Керрик.- Это я связывался с вашимначальником, и просил встречи с вами.

-  Хм... Возможно, вы изволите сообщить мне причинувашего желания, дорогой друг? – учтиво осведомился Ситрик. Затем в капле что-тощёлкнуло, и он продолжил. – Простите. У меня иногда соизволят заесть речевыеконтуры.

-  Меня предупредили, - сказал Керрик. – Но к делу. Яхотел бы получить информацию о планете Идвар, исследование которой выкурируете.

-  Да, добрый рыцарь. В обители моей всегда найдёшь себеприют, – пропел в ответ Ситрик, пение сопровождалось отчётливыми щелчками в егометаллическом теле. – Идём...

Керрик оставил техническое состояние Ситрика безкомментариев и проследовал за ним в портал.

Личная комната Ситрика оказалась почти точной копиейкластера F34n9.J, то есть представляла собой металлический куб слампой, выполненной в форме стандартной полусферы, на потолке.  Убранствокомнаты завершал синий круг нарисованный для непонятных целей  в середине комнатыпод лампой. Когда дверь за Керриком и Ситриком закрылась, хозяин комнатыпроследовал прямо к этому кругу и повис над ним. Через несколько секунд СВ изкруга вверх, к лампе, ударил поток синего света, полностью скрыв Ситрика всвоей сердцевине, Керрик же для себя отметил, что синий круг – это излучательУниверсального Энергоинформационного поля, соединившего Ситрика с механизмамикомнаты.

Свет в комнате померк, и прямо перед Керриком ввоздухе возникло изображение планеты. Голос Ситрика произнёс:

-        Планета Идвар. Звезда класса 3S.Универсальные координаты планеты 25DX4/9F(DF.j76). Население 1,5  от стандартного. Гуманоиды.Универсальная биологическая классификация 5HUM3.7.Психоформа 4.7. Универсальный коэффициент управляемости, первоначально 3.9,приказом из 0 кластера снижен до 2.1. Форма социальной организации: неполнаянаучная анархия. В основе принцип: «Каждый делает, что хочет, но решения,принятые специалистами, не обсуждаются». В особых случаях создаётся Совет из541 крупнейшего специалиста в разных областях. Геологическое строе...

-        Достаточно Ситрик,- прервалКеррик. – Я услышал всё, что нужно. И ухожу.

-        Во имя Плана! – воскликнул Ситрик вдогонку Керрику.

Пройдя в своюкомнату, Керрик лёг в релаксационную нишу и долго не двигался, наслаждаясь лёгкостьютела, потерявшего  вес под воздействием антигравитации. Затем его мысли вновьвернулись к миссии на планете Идвар, и через несколько минут он заснул. Это былпервый сон за 3 недели. Как впрочем и было предусмотрено Планом.

 

Глава 2

Из бездныбездн восстала Фирексия.

 Отец Машинувидел её красоту.

Так началасьвеликая эволюция

Ситрик«Фирексианские Летописи»

 

Множественность.Мир 25DX4/9F. Планета Идвар. Зал заседаний. 1134 год ИЛ[6]

-        Необходимо, чтобы физики, которых вы представляете, Раско,доложили на следующем заседании комиссии о результатах своих исследований.Надеюсь, вы сможете также предоставить отчёт в письменной форме. Лично.

-        Возможно мой помощник...

-        Нет, Раско, лично. Только лично. Ябуду ходатайствовать перед Комиссией о присвоении данному вопросу статуса СС.

Раско, молодой человек с белой, а точнее бледной кожей, и большойлысиной, молча поклонился Латтуле Келдон, и покинул зал заседаний особойкомиссии, оставив свою столь же молодую собеседницу, обладательницу роскошныхтёмно-коричневых волос, наедине с её мыслями. Однако её неподвижность быланедолгой: уже через минуту после ухода Раско она встала с кресла и, на ходурасправляя хламиду, в которую была одета, направилась к выходу из зала.

Зал заседаний был величествен... Он подавлял своими размерами, хотянет, поправила сама себя Латтула, он подавлял своим величием, властью. Онуправлял людьми, а не они им: любой заседавший в этом зале старался выглядетьподстать всему окружавшему его. Подстать соседям по круглому столу, стоявшему вцентре зала, подстать хрустальному куполу, заменявшему потолок, подстать стулу,на котором заседающие сидели. Да то был зал со своим характером и своей...памятью, он видел принятие Запрета Трёх в 200 году, он видел, как её предокАвки Келдон поставил свой личный код под ордером на арест и расстрел 40мятежных учёных, и он видел то, как она первый раз взошла на центральнуютрибуну с речью.

Латтула Келдон была не новичком во всякого рода сложных и опасных делахмирового масштаба, с детства за обеденным столом от своего деда, а позже иотца, она слышала о землетрясениях, наводнениях, пожарах, взрывах, эпидемиях иещё о многом другом, столь же ужасном, однако то, что она сегодня услышала отРаско потрясло её.

Вся история началась примерно 2 года назад, тогда была законченапостройка и был произведён запуск Автоматической Космической СтанцииИсследования Метрики Пространства или сокращённо АКСИМПы , после этогостанция проработала всего три часа 6 минут, а затем взорвалась. Обошлось безжертв, ведь по странному стечению обстоятельств за эти самые несколько часов сминутами корабли с техниками покинули зону поражения, а обслуживающий персоналстанции не полагался. Впрочем странным стечением обстоятельств это оставалосьлишь до сегодняшнего дня: группа физиков во главе с Раско объявила, что АКСИМПабыла уничтожена, причём не какими-то там мародёрами, а другой разумной расой изпараллельного измерения или мира. Было чему поразится, однако это было тольконачало... Раско сообщил, что структура мира этих существ существенно отличаетсяот Идварианской – их мир был искусственным! Комиссия была в шоке, больше чем вшоке - в панике, но настоящий хаос наступил после сообщения Раско о том, чтоему удалось наладить связь, получая правда только звук без изображения, ивыяснить, что именующие себя Фирексиацами направляют на Идвар своего посла,которого они называли Керриком...

 

* * *

Керрик стоял на смотровой площадке одного из главных доков Фирексии ирассматривал корабль, на котором ему предстояло отправиться на Идвар, Керрикмог бы назвать этот корабль «своим» будь он человеком, но в Фирексии всёпринадлежало Невыразимому. Рядом с Керриком стоял создатель этого чуда техники,Арканис, хотя «стоял» - не совсем подходящее слово для описания медузообразногосущества, подвешенного в шаре, похожем на аквариум, над полом. Арканис толькочто начал объяснять Керрику некоторые из возможностей RX01 илиСкорпиона, как называли корабль:

-        Как мы могли убедиться после сериитестов, - прошипел Арканис через ретранслятор. – броня Скорпиона практически непробиваема. Учитывая уровень технического развития Идвара, могу заявить, что RX01не может быть разрушен в их мире.

-        Мне говорили, что Скорпион вовсене такой, каким он кажется, - задумчиво произнёс Керрик. – Говорили, что онможет быть большим и меньшим, чем просто корабль.

-        Верно, - качнул Арканис своимищупальцами. – Корабль может менять свою форму и размеры, вы можете по своемужеланию замедлять и ускорять внутреннее время. Корабль может находиться разнымичастями в разных пространствах. Вы можете превратить его даже в свой плащ,отослав основные модули в параллельное пространство. Кроме всего прочего онобладает зачатками разума и будет подстраивать свою конфигурацию под вашиличные характеристики.

-        Поистине Велик Всеприсущий, -прошептал Керрик.

-        Велик Невыразимый и План его, -так же шёпотом ответил Арканис.

Затем Арканис развернул свою сферу и оставил Керрика наедине сКораблём.

 

 

 

Глава 3

Ничто на Фирексии не остаётся без использования.

Всё, что мы не использовали до конца в одном деле,

будет использовано в другом.

Тела отслуживших свой срок Фирексианцев

будут материалом для создания новых.

Ситрик «Фирексианские летописи»

Множественность. Фирексия. Док Х27АТ. 24,58 ФЛ

Корабль принадлежал Керрику, а Керрик – Кораблю, ибо Скорпион былсоздан чтобы обслуживать Керрика при жизни, и завершить своё существованиеодновременно с хозяином.

Керрик вспомнил Коша Наранека, единственного представителя расы Ворлон,созданной в лабораториях. Кош являлся единственным разумным существом,известным Фирексианской науке,а точнее ею порожденным, чей базиссоставляла кремнийорганика. Кош обладал сильными телепатическими способностями,он мог читать мысли любых разумных существ, даже находящихся в других мирах, нодаже эти способности не позволяли Кошу прожить в свободном состоянии более 6стандартных суток. Кош Наранек был симбионтом, особым существом способнымвступить в симбиоз с любым разумным существом, состоящим из органики, и неспособным без этой связи существовать. Поэтому его скафандр и корабль былиполностью органическими, и поэтому он никогда не покидал свой скафандр надолгий срок.

Керрик вспомнил свою первую встречу с Кошем.

Кош, как узнал Керрик, благодаря своим телепатическим способностям сталвеличайшим психологом Фирексии (уступая лишь Всеприсущему), поэтому Керрикхотел обсудить с ним некоторые аспекты своей миссии на Идвар. Однако про Кошаговорили также, что он может видеть будущее. Керрик также знал, что Коша всеназывают, либо просто Послом, либо добавляют его имя, хотя Кош никогда непокидал Фирексии. Эти три причины пробудили в Керрике повышенный интерес к Послу Кошу.

Керрик встретился с Кошем в одной из комнат для Совещаний. Скафандрпосла действительно не был похож на что-либо виденное Керриком раньше.Серо-коричневые «плечи» скафандра поднимались резко вверх создавая подобиегорба, а между ними, в нише, размешалась вытянутая «голова», с единственнымотверстием, закрытым диафрагмой способной открываться и закрываться, варьируяразмер образующегося отверстия. Все остальные подробности были скрыты под тканьюсвободно свисавшей с «плеч», ткань при движениях посла колебалась из стороны всторону.

Ещё одной странностью посла было то, что он никогда не говорил сам, алишь отвечая на вопросы или реплики других, при этом его таинственныепредложения содержали не больше трёх слов, при смысле тысячи.

-        Я рад видеть вас, Посол, -произнёс Керрик после долго молчания.

-        Да… - голос исходивший изретранслятора был глухим и шипящим. На него накладывалась какая-то страннаямелодия.

-        Посол я пришёл просить совета, -продолжил смущённый Керрик.

-        Совета нет тебе, - мелодия назаднем фоне чуть-чуть изменилась. Кош развернулся к двери.

-        Тогда… Чем всё закончится, Посол?– спросил Керрик выяснивший у Ситрика, как следует вести беседу с Кошем.

-        Тьмой… - был ответ Керрику отудаляющегося посла.

Теперь Керрик знал, что это была за мелодия звучала в словах Коша – этобыл обмен между ним и его скафандром, то что Посол при последующих встречахназывал песней. Как Керрик понял, разумы существ, тесно связанных с Кошем,словно пели для него.

Теперь Керрик надеялся, что когда-нибудь его Корабль, его Скорпионбудет также петь и для него самого…

* * *

Керрик спустился на гравилифте на площадку КТ21Х,«предоставленную враспоряжение послу Керрику и его Кораблюприказом и 0 кластера». Корабль оправдывал своё название внешними формами: онкормы отходил так называемый Универсальный Излучатель, напоминавший хвостскорпиона. A на обшивке Скорпиона, которую можно было даже назватькожей, постоянно появлялись, исчезали и видоизменялись пятна,окрашенные в цвета начиная с коричневого и заканчивая чёрным, именно этипостоянные перемены выдавали органическую природу брони Скорпиона.

Керрик на секундузамер в нерешительности, а затем протянул руку и коснулся кончиками пальцевобшивки RX01, она была абсолютно гладкой и очень холодной. Вдругво круг руки Керрика произошли изменения, около неёбеспорядочное изменение цвета прекратилось, а затем от того места, где касалисьпальцы, по обшивке начало расползаться пятно чернильно-чёрного цвета,поверхность вдруг поддалась под пальцами Керрика и втянула  их кончики в глубь.Посол отдёрнул руку, но углубление начало расширяться, его края как будтозаворачивались внутрь, и вскоре в броне Скорпиона образовалось отверстие такогоразмера, что Керрик мог спокойно в него пройти, процесс замедлился, и черезсекунду остановился. Посол вздохнул, и не без страха шагнул в тьму за «дверью».Как только он полностью перешёл внутрь корабля и был скрыт тьмой, отверстиезакрылось, и, благодаря калейдоскопу разноцветных пятен, место, где ононаходилось стало невозможно отличить от других.

 

* * *

 

Латулла Келдон спалаи видела сон. Она стояла на бесконечной серой равнине под столь же бесконечными столь же серым небом. А рядом с ней стояла странная расплывчатая фигура,столь же подобная человеческой, сколь и отличная от неё, в основном из-за резкоподнимающихся вверх плеч (девушка надеялась, что это были плечи). Фигурарасполагалась всего в нескольких метрах от Латуллы, но она не пыталась подойтии разглядеть существо. В том, что это именно существо, а не просто камень илистатуя, Латулла не сомневалась. А затем фигура заговорила.

-        Приветствую вас, Латулла, - голосу существа был глубоким и мягким, напомнившем Латулле голос отца.

-        Я тоже рада,- стараясь бытьспокойной, ответила Латула. – Но раз вы знаете моё имя, быть может…

-        Вы можете называть меня КассиКелдон…

 Туман покрывающийфигуру расступился, за неуловимо короткий промежуток времени плечи существаопустились, и Латулла с ужасом увидела что перед ней стоит её отец. В тот жемомент сон оборвался.

 

 Глава 4

Мы верим в то, чтоплан может быть выполнен.

Можно было бысказать, что мы надеемся на то,

что он будетвыполнен, если бы мы не знали этого точно.

Причём с самогорождения.

Ситрик«Фирексианские Летописи»

Множественность.Мир 25DX4/9F. Планета Идвар. Подземные коммуникации. 1134 год ИЛ

Первымкого Латулла увидела, прибыв по подземной монорельсовой дороге, на космодром,специально отведённый Послу Керрику и его кораблю, был Раско, соответственнопервым, что она услышала был его голос:

-      Он здесь, уже здесь, -захлёбываясь от волнения сообщил Раско.

-      Да я уже знаю. Чего ради я сюда быприехала, - отмахнулась Латулла. – Но вот как он сюда попал и сколько здесьнаходится?

-      Он здесь, здесь с утра. Инженерыпришли, пришли значит , а он стоит в центре площадки в своём плаще, плащезначит.

-      Где он теперь? – требовательноспросила Латулла, пока она и Раско стояли в лифте, поднимавшем на поверхность.

-      Всё там, там же. Я сверил,сверился с записями сканеров, сканеров значит. Они не засекли его прибытия, -волнение Раско иссякло, и он перестал повторять слова. – Они не засекли совсемничего. Но более того мы не видели корабль, на котором он прибыл.

Только расширившиеся от удивления, а может и страха глаза Латуллы, указалиРаско, что она поняла, как корабль прилетел невидимым, так и улетел. А что еслислучится война?..

* * *

 

Как только Латулла вышла на посадочную площадку, еёвнимание сразу приковала стоящий в центре красного круга, на который подоговорённости должен был сесть корабль посла, человек. Но это поразило Латуллуменьше всего, ибо послом был мужчина одного с ней возраста и обладающийвнешностью принца её девических фантазий: длинные чёрные волосы спускались емуна плечи и… Можно было сказать, что на секунду Латулла потеряла над собойконтроль, но за эту секунду она успела как бы растроиться: одна Латулла желалатолько одного бежать прочь от этого страшного существа, другая броситься ему нашею и умолять навсегда остаться с нею, а третья молча наблюдала за ними обоими.

НаконецЛатулле № 3  надоела пассивность, и контроль за ситуацией перешёл к ней в руки.Она быстро направилась к послу, и только остановившись невдалеке от послазаметила, что у него закрыты глаза; несколько секунд после этого она откровенноразглядывала одежду посла. Встретився с ним на молодёжной вечеринке, решилаЛатулла, я бы не отличила его от других. Посол был одет в чёрную рубашку итакого же цвета брюки, покрой которых в точности копировал одежду Идварианцев,лишь старомодный плащ, накинутый послу на плечи и раскрашенный по воле егосоздателя неравномерными тёмно-серыми кляксами, да две странные стальныепроволоки обвивавшие руки посла по спирали, выдавали в нём не совсем обычногочеловека.

Посленедолгих колебаний Латулла легко поклонилась послу, и произнесла:

-        Рада приветствовать вас на Идваре,Посол Керрик.

-        Я тоже рад своему прибытию наИдвар, Директор Латулла,- посол медленно раскрыл глаза и Латулла увидела, чтоони у него голубые. – Но я бы хотел не теряя времени приступить к делу.

 

* * *

-        Посол, быть может пока мынаходимся в полёте, вы расскажите мне что-нибудь ,- произнесла Латулла безособой уверенности в голосе. Она первая нарушила молчание повисшее в салонеаэрокара, доставлявшего её и Керрика на первый объект экскурсии.

-        Что вы хотите от меня услышать,Латулла? - холодно спросил Керрик. Мягче, сказал он сам себе, я должен быть теплее, иначесоюз Фирексии и Идвара может распасться, а это не будет одобрено.

-        Быть может что-то о вашем детстве,родителях, то что поможет мне лучше узнать вас…

-        Не думаю, что вам это будетинтересно ,- вздохнул Керрик(думая о холодных и высоких цилиндрах генетическихлабораторий и о Нуоорсе величайшем генетике Фирексии(исключая опять жеНевыразимого)). – Быть может я лучше расскажу вам о… друзьях?

Слово сказано, подумал Керрик, почему я выбрал ДРУЗЕЙ?

-        Я буду рада услышать о вашихдрузьях ,- Латулла была явно рада ещё и тому, что лёд между ними растаял.

-        Один из них Ситрик ,- произнёсКеррик не удивляясь уже больше ничему. – Он великий Летописец Фирексии.

-        Летописец? Вы хотите сказатьисторик?

-        Нет ,- Керрик отрицательно покачалголовой. - Он не только историк: он философ, статистик, социолог и психолог…

-        А как он выглядит? Я имею ввиду онпохож на вас внешне?

-        Ммм… - Керрик подумал осеребристой металлической поверхности Ситрика. – Нет. Он… ммм… весьма своеобразенв своей внешности.

В салоне вновь повисло напряжённое молчание,которое опять бы первой разорвала Латулла, но от дальнейших расспросов Керрикаспасло то, что аэрокар пошёл на посадку.

Я бы ещё Коша своим другом назвал, подумал Керрик.

* * *

Первым объектом экскурсии оказалась энергетическая станция №28, вырабатывающая энергию для нескольких близлежащих городов.

Когда Керрик и Латулла остановились на наблюдательнойплатформе, нависающей над местным подобием ада, в котором постоянно что-товспыхивало и двигалось, Керрик наконец задал свой первый вопрос непосредственнокасающийся энергетической станции:

-        Латулла, каково устройство этойстанции? Каковы основный принципы работы?

-        Простите посол, - голос Латуллывыражал подлинное сожаление. – но я не могу вам помочь, однако вы можете позжеспросить Раско.

Надо заметь, Керрик ожидал именно такого ответа,ведь его вопрос носил вовсе не познавательный характер, фирексианцы давноизучили все технологии Идвара, а его искусственный глаз сообщал ему всюинформации о назначении тех или иных устройств; Керрик задал свой вопрос, чтобы успокоить Латуллу и усыпить её подозрения о всезнании Керрика, должно жебыть, то чего он не знает.

-        Идёмте посол, - Латулла приглашающим жестом протянула руку. – Я покажувам наши новейшие разработки.

Их путь пролегал через длинный и узкий коридор сосплошными стальными стенами и отсутствующим потолком: стены уходили отвесновверх и терялись в вышине, также как и терялся в дали конец коридора. Они шлимолча, оставленные охраной наедине( это объяснялось секретностью проекта,который хотели показать послу).

Вдруг что-то заставило Керрика поднять глаза ивглядеться вверх. Его искусственный глаз услужливо увеличил изображение, иКеррик вздрогнул: на них падал предмет внешне похожийна трубу, уже в следующий момент, ещё до того как труба стала видна обычнымглазом и Латулла, тоже смотрящая вверх, увидела её, Керрик понял - бежатьбессмысленно, она была слишком длинной и слишком быстро падала. А затем, когдаискусственный глаз сообщил ему вес трубы, он понял, что его сервомеханическиещупальца её не удержат. Но вместе с пониманием неизбежности собственной смерти,пришло спокойствие, а страх и сожаление о том, что он не Кош, способный простосилой мысли удержать трубу, исчезли и осталось другое, непонятное ему,сожаление, сожаление о том, что он так мало пробыл с Латуллой, так мало ейрассказал, и так мало от неё услышал

А Латулла, тоже шестым чувством понявшая, что онине спасутся, лишь спокойно улыбнулась ему, хотя она как и Керрик сожалела о времени,которое могла провести с любимым человеком совсем по-другому...

Труба падала, падала… Для двоих замерших наконечной остановке их жизни, труба падала в бесконечности. Но за секунду дотого как труба коснулась их, ожил странный и нелепый плащ Керрика, исеро-чёрные пятна, вызвавшие у Латуллы сомнения во вменяемости создателя плаща,тоже ожили и пришли в движение. За неизмеримо короткий миг плащ Керрикарасширился во всех направлениях и закрыл посла и Латуллу подобно зонтику,только капля дождя  весила сейчас много-много тон. А затем за столь же короткиймиг плащ вновь стал плащом, всё вновь стало по-прежнему, за исключением одного…Трубы больше не было. И тогда Керрик засмеялся.

 

 

Междустрочие 1

 

Это знают немногие,но все-таки знают.

Те, кого называю писателямихудожественной литературы,

на самом делетелепаты.

Ибо воМножественности есть место любому миру.

И потому нужно лишьсписывать всё с него.

ДжиксПространственник «Параллели и Выводы»

Множественность.Мир 31GH7/2J.  8114 цикл.

Вобеденной зале замка Который-Ещё-Ни-Кем-Не-Описан сидели двое. Внимательныйчитатель-книголюб сразу определил бы их имена, но дабы не тратить наше общеевремя я вам их представлю... Итак за столом сидели Гэндальф Белый и Саруман,хотелось бы верить, того же цвета. Эта пара Мудрецов вела неспешный разговор,прерываемый только редким чавканьем одного из собеседников(простим их, ведь этобыла обеденная зала).

-        Да, - заметил Саруман, опустошивтолько что созданный собственным волшебством кубок. – В этот раз всё получилосьиз рук вон плохо...

-         Ох не говори, Саруманчик!– вздохнулГэндальф ,- а всё из-за этого «Фродо». Ведь есть же у нас настоящие хоббиты,зачем человека на роль брать?

-         Даааа,- протянул Саруман.- Что и говорить – НЕТРАДИЦИОННАЯ линия сюжетаполучилась.

Вэто время к их столу, из дальнего конца залы, того где были огромныедвустворчатые двери, к ним направился хоббит. Хобитт то вообщем как хоббит, датолько обычные хоббиты при ходьбе не увеличиваются в размерах и не растут, иначав путь от двери до стола хоббитом они хоббитом его и заканчивают. ОднакоЭТОТ закончил его обычным человеком.

-        Ну вот ,- сказал лже-хоббит. –Опять иллюзия спала, новую делать придётся...

-         Сделаем, не боись, - мрачно пообещалСаруман, подмигивая Гэндальфу. – Ну а теперь давайте выпьем... За То , чтобы вЭтот Раз всё Было Лучше.

-         И За То, чтобы Хоббитов играли Хоббиты! –добавил Гэндальф.

 

 Выпить им не дали, ибо в залу вошли трое: один, носивший на голове рога, наспине крылья, а с собой дым; второй, отличавшийся от первого разве чтоотсутствием дыма, да и за место рогов у него была корона с тремя огромнымибрильянтами; и третий имевший при себе из вещей только золотое кольцо, котороеон постоянно крутил на пальце.

Былиэто (для тех кто ещё не догадался) Балрог, Мелькор иСаурон.

-        Пошли на сцену ,- сказал Саурон. -Режиссёр зовёт.

Ивот они висят в пустоте, а подними величайшие декорации - Арда. Ардаменяющаяся: горы проваливаются, вода испаряется, леса складываются... И вот уженет Арды.

Зазвучалавеличественная музыка(«Дайте мне ваты уши заткнуть... Сил моих нет опять этослышать» – визгливо попросил от куда-то голос Эру Иллуватара). А затем на фоне музыки не менее величественный голос Режиссёра произнёс: «Был Эру Единый,которого в Арде знают как Иллуватар. Сначала мыслью своей породил он...»

-Ну ни пуха ни пера! – сказал Мелькор, растворяясь в воздухе. – Мой выход....

 

Глава 5

Много тайн скрываетразум ворлонца.

Много тайн скрываетего память.

Но разве кто-тожаждет познать их?

Разве кто-топытается познать Невыразимого?

Ситрик Летописец«Шаги в пустоте»

Множественность.Мир 25DX4/9F. Планета Идвар. Залдопросов. 1134 год ИЛ

 

-        Итак давайте повторим все сначала,посол ,- произнесла Латулла, утомлённо откинувшись в кресле. – Фирексия –искусственный мир созданный некоей могущественной сущностью. Сущностью, однапопытка произнести  чьё имя повергает вас в шок... Фирексия состоит изотдельных ограниченных частей, имеющих размеры от маленькой комнаты доспособных вместить  галактики... Такие части вы называете кластерами. Этикластеры населены различными существами...

-        Сильно различными ,- поправилмолчавший до сих пор Керрик. – Я бы даже сказал абсолютно различными. ВФирексии нет двух одинаковых или похожих существ.

-        Спасибо за поправку, посол ,- сухоотреагировала Латулла. – Я продолжу, если позволите. Итак... Каждый фирексианинформируется искусственно в  лабораториях. Возникает вопрос: кто создал васПосол?

-        Невыразимый ,- невозмутимо ответилКеррик. – Но разумеется посредством фирексиан. Над моей генетической матрицейработал лично Нуоорс, а над  психической – Кош Наранек, корабль для менястроили под руководством Арканиса.

-        Хорошо, допустим... – Латуллавовсе не выглядела удовлетворённой. – Теперь поговорим о вашем корабле. Как японимаю ваш плащ – это часть корабля видимая в нашем пространстве.

-        Вы понимаете абсолютноправильно...

-        Я рада за себя. Однако впредьпрошу вас лишь отвечать на мои вопросы ,- прервала Латулла. – Вы такжеутверждаете, что ваш корабль наделён разумом. Верно ли это?

-        Вы правы, Лат...

Керрик внезапно вздрогнул и напрягся, почувствовав,как нечто могущественное коснулось его разума. На один неуловимый миг Нектоперехватил контроль над рецепторами у мозга Керрика, и погрузил его впервозданный мрак. В том мраке серией вспышек ему было сказано: «Ты служительПлана. Мы служители все. Ее ждут в начале. Её и Раско. Челнок выслан. Доставьих Ему. Он ждёт.», а затем Керрик вновь обрёл  способность чувствовать.

-        Вы правы, Латулла,- произнёсКеррик. – Я говорил с Кошем Наранеком. И Я знаю, что вам не терпится пообщатьсяс Невыразимым лично. Теперь у вас есть такая возможность. Вы приглашены вначало начал - Кластер 0.

Лишь только сквозь губы Керрика прошёл последнийзвук, Посол понял, что ворлонец покинул его разум и теперь он может говоритьсамостоятельно,  вот только говорить было не с кем, ибо Латулла тоже овладеласобой и покинула зал.

 

* * *

 

-        Раско, они приглашают нас... Нас! Зачем мы им понадобились? Тыкогда-нибудь задумывался над этим? Они, обладающие способностями богов, и мыжалкие черви...

-        Вы не должны, должны волноваться... Когда, да когда великий указываеттебе путь следуй его совету...

-        Раско, я знаю эту пословицу: «следуй его совету ибо другого пути нет». Ясама понимаю что у нас нет выхода.

-        Что ж тогда давайте, давайте отпустим Посла и узнаем у него как, как мыпопадём в Фирексию.

-        Ах Раско, Раско ты думаешь мы можем удерживать Посла?..

 

Глава 6

 

И что же мы видим?

Кто они?

Зачем они?

Откуда они?

Вопрос в вопросе.Ответ в ответе.

А где смысл?

Ситрик Летописец«Психотипы.»

Множественность.Мир 25DX4/9F. Планета Идвар. Космодром. 1134 год ИЛ

-        Латулла вы опять слишком резкодёрнули рукой! Разве не видите вместо Анщвы выбрали Ригг’. Посмотритена Раско он уже отдал команду...

Керрик вздохнул, уже третий месяц они не моглипокинуть Идвар, по непонятной причине одним из условий поставленных Латулле иРаско, заключалось в том, что они должны были сами вести челнок.

Челнок класса КФ-3 мог управляться ровно двумя, анабор команд был очень простым, так что со стороны могло показаться странным,что до сих ни Латулла, а тем более Раско не могут овладеть управлением. Но такмогло показаться только со стороны, Керрику же после трёх месяцев мучений уженачинало казаться, что не так всё в Плане и хорошо продумано.

Проблема же заключалась в том, что многие механизмыФирексии управлялись с помощью СГТ( Спиральных Голографических  Терминалов) иливортексов. Вортекс представлял собой  голографическое изображение расширяющийсяк верху спирали символов одного из алфавитов Фирексии – рАнт-Ашк,или Командного Алфавита.

 Работали с вортексом двумя способами: с помощьюсложных жестов или телепатически. Второй способ казался проще, но лишь тем,кому он не был ему доступен. Керрик знал, что сможет управится с двумявортексами «вручную», на то у него и две руки, однако для того, чтобы работатьс большим числом вортексов телепатически, нужно иметь многопоточное сознание.

Керрик  считал своим пределов телепатическогоуправления 30% команд одного вортекса, Ситрик «выжимал» из одного вортекса 100%, но уже с двумя не справлялся ( обычно после подобной попытки у него полностьюотказывал пресловутый речевой контур). Арканис в случае крайней нужды работална двух вортексах. Но, как и во всём, что касается телепатии, лучшим был ПосолКош, однажды Керрик своими глазами видел, как ворлонец работал сразу с ВОСЕМЬЮвортексами. Хотя как любил повторять Ситрик: «На то он и Кош»

Керрик вздохнул снова и устало произнес:

-        Давайте сделаем перерыв, а потомвы снова... Эээх... попробуете.

* * *

Посол Фирексии в Никуда, единственный представительрасы Ворлон и единственный подданный Ворлонской СубИмперии, Кош Наранек стоял всвоей каюте заполненной смесью инертных газов. Каюта же находилась на кораблеГернон VII, класса Подавитель.

Посол был счастлив(если только к ему можно былоприменить это слово), ибо разумы существ того мира, вакуум которого Гернонрассекал в данный момент времени, пели повсюду вокруг него, пополняя егоколлекцию психотипов.

Позади посла раздалось тихое шуршание двери шлюза,ворлонцу не требовалось оборачиваться , дабы опознать вошедшего, потому каквторым и единственным пассажиром корабля был Ситрик(он же Летописец Фирексии,он же Великий Исследователь Миров, он же «кусок ржавого металла подвешенного вгравлуче»).

-        До точки назначения осталось семьстанчасов ,- произнёс Ситрик на одном из древнейших диалектов Фирексии,именуемом также ШаВарр-шаа, Язык Мысли.

-        Ты думаешь я не знаю, ржаваяжелезяка? – Кош явно изменил своему обычаю говорить трёхсловными фразами.

-        Ну и Пустота с тобой, кусокорганики... ,- Ситрик вовсе не выглядел обиженным(хотя железной капле трудновыглядеть обиженной).

-        Сколько триллионов лет мы с тобойзнакомы, а ты всё такой же! – тон Коша был явно одобрительным.

-        Сорок три с четвертью ,-машинально ответил, любивший точность, Ситрик.

-        О чём и говорю, о чём и говорю ,-прошипел Кош.

-        Ну, а как там наш герой? – прервалзатянувшуюся паузу Ситрик.

-        А... Влюбился наш герой... ,-протянул ворлонец.

-        Гм... Всё идет, какпросчитано в Плане.

-        Да только думаю Его ожидаетбольшой сюрприз.

* * *

Пятьюполовиной часами позже, недалеко от той точки, что Ситрик именовал «точкойназначения», адмирал Объединённого Флота Империи Оуриш, Наир Воог ударилкулаком по столу:

-        Мы должны напасть на эту жалкуюпланету, как только межпланетные врата откроются.

-        Вы прекрасный воин, адмирал, носовсем не умете наслаждаться войной ,- возразил сидящий напротив адмиралачеловек.

-        Мой принц, я предпочитаюнаслаждаться победой, а не тем, что ей предшествует.

Наследныйпринц империи Оуриш, Винар Рио усмехнулся: адмирал был для него, чем-то вродестарого верного пса.

-        Мы всегда успеем обратить их в рабов,адмирал, ведь их технический уровень не позволит им оказать сколь либозначительное сопротивление.

-        Здесь вы правы мой принц ,- мрачнокивнул адмирал. – к сожалению правы.

Ипоклонившись принцу старый воин покинул каюту.

 

* * *

 

Латулламедленно открыла глаза и попыталась понять, что же произошло: ещё секунду назадона шла по коридору на заседание совета мирно беседуя с Керриком и Раско, а ужев следующую мир вокруг неё закружился в огненном хороводе и она потеряласознание. Девушке, однако, не позволили долго размышлять над этой проблемой:

-        Кажется она очнулась ,- прошипелоу неё за спиной ,- как ты думаешь, Ситрик?

-        Тебе лучше знать, медузапереросток.

Латулларезко обернулась и обнаружила, что за её спиной стоят двое: один, судя поописаниям Керрика, Ситрик, а второй Посол Кош.

-        Вы оказываете мне большую честь ,-произнесла Латулла низко поклонившись.

-        Не надо показухи, терпеть не могу,- произнес Кош, показывая, что может читать ее мысли и чувства. – и боятсятоже не надо, вы не в Фирексии.

-        Вы на борту нашего крейсера ,-произнёс Ситрик. – невдалеке от Флота Империи Оуриш, который когда-то угрожалвашей планете.

-        Я знаю о нем ,- произнесла,сдерживая дрожь в голосе Латулла. – Однако вы говорите «угрожал»?

-        Мы поговорили с ними ,- прогуделКош. – и они пришли к выводу, что лучше не вести войну с теми, чьи союзникиимеют флот, превосходящий их собственный по численности всего лишь вкаких-то... ээээ...

-        Три миллиона 632 раза ,- услужливоподсказал Ситрик.

-        Именно так, именно так ,-  Кош качнулся изстороны в сторону, а затем продолжил. – но возможно вам будет интересно услышать другуюисторию... ммм... историю появления Фирексии?

 

Междустрочие 2

Множественность.Упорядоченное.

 

Я медленно сделал глоток вина, и откинулся в кресле.

Всего несколько минут назад закончилась очереднаяпартия в тавлеи, и надо сказать закончилась совсем не в пользу сидевшегонапротив меня.

-        Да, брат, ты неплохо научилсяиграть ,- с легкой иронией в голосе произнес Ракот, осушив залпом свою чашу. –Очень даже неплохо. Но давай поговорим о делах насущных.

-        Говорить пока не о чем ,- ответиля после недолгой  паузы. – От Хагена пока нет новых вестей. Да кстати тут янемного подумал, и решил нанять кое-кого ему в помощь, и они уже отправились вЭвиал.

-        Это еще кого? – мрачнопоинтересовался Владыка Тьмы.

-        Одну очень хорошо знакомую тебепарочку, у обоих имена на «Г» начинаются...

-        Ты... ты ,- по побагровевшему лицуРакота я понял, что он догадался кого мне пришлось нанять. – Ты сошел с ума,брат. Только не говори мне, что нанял Горджелина и Глойса. Эти придурки смозгами, каждый по отдельности могут разнести весь Эвиал в клочья... Один своеюледяной гордостью и упрямством, а другой рассеянностью и... и... и... посохамина паровом ходу.

-        Да ладно тебе, брат, ты ведь неможешь отрицать, что они специалисты...

-        Не буду ,- буркнул Ракот. – Лучшихспециалистов по «вляпыванию» в неприятности, и раздуванию мухи до размеровслона не найдешь во всем Упорядоченном.

 

** *

 

Двоеспокойно беседовали в Междуреальности паря над тем, что называлось Эвиалом. Этидвое подходили друг к другу, как пробка к бутылке, ну или точнее как туалетныйутенок как к сами-знаете-чему. Один был худым или даже тощим и высоким, за тодругой больше походил на упитанный бочонок для пива. Один был бледен, печален имрачен, щеки же другого светились румянцем, а его глаза и улыбка – плещущимчерез край весельем. Вообщем они составляли ту компанию, в которой один даетдругому затрещины и кричит: « Ах ты свиноподобный олух! Опять ты забылпредупредить меня, чтобы я не нажимал на кнопку, около которой твоим корявымподчерком написано НЕ НАЖИМАТЬ».

-        Ах эти боги со своими странностями,- медленно проговорил тощий.

-        С какими такими странностями? –осведомился толстяк.

-        Со своими заданиями и играми, сэтими как их там называют... ТАВЛЕЯМИ.

-        Тавлеи – этовысокоинтеллектуальная игра! – мрачно откликнулся толстяк, по тону которогостало ясно что это уже не первый спор на эту тему. – Тавлеи – торжество разума!

-        Угу, как же... И с чего это онистали игрой разума? Уж не с того ли, что ты их придумал? – голос бледного былпропитан сарказмом лавины, нагнавшей почти спустившегося с горы путника. – И неспрашивай меня, где я про это узнал.

-        Да, наверное, сокол какой-нибудьнашептал... Давай лучше о другом поговорим, - поспешил сменить темурозовощекий.

-        Хорошо, давай... Давай решим какнам спуститься вниз, в ЭТО. Сам понимаешь магия, то есть МОЯ магия отпадает:если я попробую спустить нас туда, нас размажет по стенкам этого мира, какпаштет по хлебу.

-        Это, ясно... Закон Равновесия. Дмалое на д большое минус удвоенный...

-        Э, хватит, хватит с меняаналитики, - замахал руками высокий. – Я в ней не силен, а то бы не таскал тебяповсюду с собой. Однако ТВОЯ магия тоже отпадает, ты перепутаешь как обычноплюс на минус, потеряешь коэффициент и единицу в своем уравнении и в результатеиз нас получится тот же самый паштет.

-        Стой Горджи, у меня тут кое-чтоесть, - низкий покопался  в своем заплечном мешке и, вытащив от туда чернуюсферу, продемонстрировал ее Горджелину. – Идеально Точный Телепортер Глойса,лучшее средство для перемещения, помогает вам оказаться в самых труднодоступных местах, легок в применении компактен в хранении.

-        У меня, ГЛОЙС, от тебя зубы ноют,- предупреждающе произнес  Горджелин. – Как говорится: «Раз другого путипопасть на небо нет, попробуем гильотину».

Глойс принял слова Снежного Мага, как руководство кдействию. Положив сферу на то, что в Междуреальности заменяло землю, он отошели достал из-за пояса белый цилиндрик  покрытый спиральной резьбой и, крепкосжав его в кулаке,  встряхнул. Спирали на цилиндрике пришли в движения, и черезсекунду (без всяких струй пара, что бы там не говорил Ракот) в рука Глойсаочутился белый резной посох, которым он незамедлительно коснулся сферы.Полыхнула молния. Сфера пришла во вращение и начала ввинчиваться в пласты реальности.Когда воронка в структуре реальности достигла  нескольких метров диаметре,Горджелин медленно процедил сквозь зубы:

-        Ну попытка  не пытка, давай мнеруку!

-        Это еще зачем?

-        Затем, что если твой проходзанесет нас куда-нибудь и когда-нибудь на вечерний чай к Неназываемому, о мыоба смогли бы выпить по чашечке.

Глойс рассмеялся и протянул руку Горджелину, а затемони вместе шагнули в воронку, которая пропустив их через себя сразу жезакрылась. Шагнули для того, чтобы изрядного удивить двух эльфов-разведчиков вВечном Лесу, свалившись на них с диким криком из ветвей дерева, под которым этиразведчики устроили привал.

 

* * *

-        Я видела странный сон, Гвин.

-        Расскажи мне... что ты видела.

-        Я была в пустыне... стояла напеске, а затем странная тень накрыла барханы. Тень огромной птицы. Я поднимаювзгляд и вижу, что по небу летит огромная птица, только она сделана из дерева ибольше напоминает корабль без мачт, но с крыльями. И этот корабль-птицапривязан к огромному белому шару длинными и толстыми канатами... а за собой этаптица оставляет дымный след. Вот что я видела, Гвин.

-        Не стоит беспокоиться, Тайде, - струдом подавляя зевоту, произнес Император. – Это просто очередной вещий сон.

Надо заметить, что подобные сны стали для Императораделом абсолютно обыденным, поэтому он последнее время мало удивлялся им. И ужточно он удивился меньше, чем группа салладорских магов, бредущая по пустыне,когда на них с воем приземлились объятые пламенем остатки гордой деревяннойптицы (создатели которой благоразумно покинули ее немного раньше и теперь былизаняты взаимными обвинениями сидя на песке в нескольких милях от местакрушения). Кстати, если бы эти весьма удивленные салладорские маги (или точнеето что от них осталось), умели читать руны Феанора, то им удалось бы (а тому, чтоот них осталось, НЕ удалось бы) прочесть на обоженных досках: «АбсолютноНадежный и Универсальный Летучий Корабль Глойса».

 

* * *

 

-        Однако доброе утро, папочка ,-произнесла наклонившись к самому уху Фесса Рыся.

-        Доброе утро, доченька, доброе утро,- произнес как можно жизнерадостней Фесс, стараясь не показывать, что он неспал всю ночь.

Фесс  медленно поднялся и осмотрелся по сторонам: деньв пустыне еще только начинался, солнце только показало свой край надгоризонтом, однако ночные обитатели песков уже почувствовали приближение всеиссушающего жара и разбегались, что бы спрятаться в свои убежища, где можно безбоязни переждать до наступления сумерек.

Улыбка скользнула по лицу некроманта, когда он подумало том, что еще один день прошел, а Тьма с Запада не спешила предъявлять на негосвои права. Фесс развернулся к Рыси и произнес:

-        Что ж ... доченька, пошли...

Наскоро разобрав свой импровизированный лагерь, Рысь иФесс двинулись путь. Однако лишь только они перегнули через гребень песчаногобархана, который так гостеприимно укрывал их ночью от ветра, некромант заметилнеладное. «Неладное» было трудно не заметить даже Рыси: неподалеку от тогобархана на гребне которого застыл в позе молчаливого вопроса Фесс, копошились впеске двое. Точнее, поправил Фесс сам себя, копошился один, а другой стоял встороне и наблюдал. Расстояние  позволяло разглядеть и то, как выглядели этидвое, и в чем состояло копошение.

Эти двое были полными и абсолютнымипротивоположностями друг друга. Однако наметанный глаз бывшего Воина Серой Лигиотметил также другие малозаметные детали.

-        Странная пара ,- нарушила молчаниеРыся.

-        Да, очень странная пара. Можешьпрочитать их мысли?

-        Я уже попробовала ,- произнесладевочка-дракон и от чего-то покраснела. – Однако свои мысли высокий каким-тообразом от меня закрыл, а в голове толстяка твориться, что-то совсем странное.

-        Что же?

-        Он мыслит не образами и словами, ачислами и формулами, я в них ничего понять не могу.

Фессотрывисто кивнул, скорее собственным мыслям, чем словам Рыси, и попыталсяпонять, что же делал толстяк. Впрочем это оказалось не так трудно, как моглопоказаться сначала, толстяк ползал по песку и вычерчивал какую-то сложнуюмагическую фигуру.

Неожиданнотолстяк встал и осторожно, стараясь не наступать на прочерченные линии, отошелк пассивно наблюдавшему за его манипуляциями высокому.

 

* * *

-        Ну что запускаю?

-        Да уж изволь, Глойс, запускай.

Глойс извлек из мешочка на поясе небольшую стекляннуюсферу, внутри которой мерцали маленькими звездочками сотни синих огоньков ипостоянно вспыхивали между этими огоньками красные, белые и зеленые нити, иописал рукой, в которой была зажата сфера, окружность.

В фокусах нарисованной им фигуры вспыхнуло синее пламяи потекло по линиям во все стороны.

 

* * *

С фигурой, начерченной толстяком происходило, что-тостранное: еще секунду назад создавший ее проделал какое-то странное движениерукой, а уже всего через считанные секунды пламя, зародившееся в некоторыхточках, охватило весь исчерченный песок и, не останавливаясь, продолжалораспространятся во все стороны. Приглядевшись, Фесс с ужасом понял, что фигуравоспроизводила сама себя.

Когда круг пламени наконец прекратил расширяться,замерев всего в нескольких метрах от Фесса и Рыси, пред изумленными путникамипредстала как бы фигура в фигуре, в которой, в свою очередь, была заключенаточно такая же фигура.

И вдруг, столь же неожиданно как оно появилось, пламяисчезло, будто впиталось в песок. Не успел Фесс придумать этому объяснение, какпесок на котором до этого горело странное синее пламя, тот песок, в который оновпиталось, покрылся рябью и из него начали подниматься странные фигуры.

 

* * *

-        Готово, Гордж ,- произнес Глойс,когда последняя фигура поднялась из песка. – Песчаная Армия Глойса к твоимуслугам.

-        Неплохо, Глойс, совсем неплохо. Нонасколько я понимаю у твоей армии имеется три недостатка...

-        Я знаю только два: ее можносплавить в стекло огнем и разрушить ее разум ,- Глойс поднес к самому лицуГорджелина свою странную сферу. – который заключен в этой сфере.

-        Да, Глойс, ты прав, но есть итретий недостаток, он состоит в том, что эту армию создал ТЫ. А теперь невступая в разногласия давай схватим тех двоих.

 

* * *

Фесс размахнулся и ударил мечом по той песчанойфигуре, что оказалась около него первой, как он и ожидал удар развалил големана две части. Но чего он не ожидал, так это того, что верхняя часть тела, упавна землю, рассыплется песком и этот песок медленно потечет вверх по ногам тваривосстанавливая ее торс снова.

Что ж ты ожидал, что от меча здесь толку будет мало,утешил он сам себя. Правда магия здесь не поможет. По крайней мере некромантия.Эти существа небыли не живыми, не мертвыми, они даже разумом не обладали, каксумела обнаружить Рысь. Та Рысь, которая разворачивала сейчас за его спинойжемчужные крылья.

Рысь-дракон завершила трансформу и, спикировав вниз,окатила волной пламени ближайшую к некроманту фигуру, это подействовало: песокспекся в стекло, и голем потерял способность к движению и восстановлению.Пустыня за спинами армии песков разразилась протестующими воплями.

Ну эти МОИ, подумал Фесс, сначала толстяка ребромладони по горлу, а потом и тощим займемся. Он резко уклонился от одного голема,толкнул ногой другого и оказался... лицом к лицу с толстяком и высоким.

Однако тут же выяснилось, что его плану не сужденобыть воплощенным в жизнь, толстяк(надо сказать с необычной для его комплекциипрыти) развернулся к Фессу в пол оборота, и кинул в него что-то белое.

Некромант не успел уклониться и белый шарик,коснувшись его тела, начал разворачиваться, выбрасывая сотни тонких нитей и связываяФесса. Одновременно с этим Фесс почувствовал отдачу от необычайно мощногозаклятия брошенного, по-видимому тощим в Рысю, повернувшись на однойноге(несмотря на то, что он был связан, Фесс не потерял равновесия и не упал)некромант увидел как Рыся медленно падает на землю, в полете превращаясьобратно в девочку.

И эта метаморфоза была последним, что увидел в этотдень Фесс, потому что белые нити пут вспыхнули синим пламенем, погружаясознание Фесса в тьму забвенья.

 

* * *

 

Первым словом, которое услышал Фесс, когда очнулся,было слово «однако» произнесенное по-видимому гнусавым голосом толстяка. Далеевсе еще связанный Фесс стал свидетелем следующего диалога:

-        Однако ,- прогнусил снова толстяк.

-        Да говори же ты ,- в голосевысокого зазвучали нотки нетерпения.

-        Однако хотел бы я исследовать ИХ.

-        Кого это ИХ?! – тонкий уже начиналзлиться.

-        Ну ИХ, ну ты понимаешь НУ ТЕФИНТИФЛЮЩКИ что у НЕГО с собой.

-        ФИНТИФЛЮЩКИ?!

-        Ну то что нас послали охранять!Колюще-режущие предметы из дерева и кристалла! Понял?

-        Понял, понял, понял что... тыдурак.

-        Ну какой есть ,- толстяк даже необиделся. - Кстати хочу заметить, что он очнулся и слушает.

-        Ну ты точно дурак...

 

* * *

 

Фесс почувствовал что его трясут за плечо и открылглаза.

-        Папа, ты очнулся я так рада ,-лицо Рыси медленно покачивалось пред глазами Фесса. Некромант встряхнул головойи лицо застыло.

-        Я тоже рад этому, - Фесс с трудомподнялся и огляделся по сторонам: они находились в комнате чем-то напоминавшейкаюту корабля, с трех сторон сплошные деревянные стены, а с четвертой стена сдверью. – Что ж, Рыся, сейчас я выломаю дверь и мы сбежим.

-        Не выйдет, папа, к тому жевыламывать дверь нет смысла - она не заперта.

-        Но? – Фесс с удивлением посмотрелна девочку.

-        Мы на корабле, - спокойно пояснилаРысь. – и он уже вышел в плаванье, только не по водному океану, а повоздушному.

-        Гм-м-м.... – Фесс почему-то совсемне удивился существованию летающего корабля. – Тогда мы могли бы сломатьстенку, и спрыгнуть. В полете ты превратишься в дракона и...

-        Так тоже не пойдет, - прервала егоРыся. – только не с ЭТОЙ штуковиной у меня на руке.

И девочка-дракон продемонстрировала некроманту простойбелый браслет на своей руке.

-        Его надел на меня толстяк. Этотбраслет не позволяет мне пользоваться своими способностями ,- неожиданнодевочка всхлипнула.

Фесс кивнул и обнял ее за плечи: он понимал что значит лишитьсяспособностей, которыми обладал всю жизнь. Однако, сказал он сам себе, все хужечем я мог ожидать:  сколь могущественны те, кто могут лишить дракона магии?

Обернулсяк двери, а та, словно в ответ на его безмолвный вопрос, открылась, и голосзазвучавший из парящего в воздухе над порогом белого шарика произнес:

-        Прошу следовать за мной.... тоесть за этим Универсальным Голосовым Ретранслятором Глойса, - голос принадлежалтолстяку. – то есть, гм-м-м, за этим белым шариком.

 

* * *

 

Фесс огляделся: комната, в которой он находился,изобиловала рукоятками, светящимися кристаллами, окнами  и носила гордоеназвание Капитанский Мостик(хотя как он понял единственными членами командылетучего корабля были Глойс и Горджелин, и по-видимому они оба быликапитанами).

-        Как я понимаю вы не собираетесьсказать куда вы нас везете? – спросил некромант.

-        Почему же: мы везем вас взону пространственной не стабильности ,- сказал толстяк Глойс и получил тычоклоктем от Горджелина.

-        Прилетим увидите.

-        Уже прилетели, - сказал Глойсвнимательно посмотрев на один из кристаллов. – Заходим на первую попытку.

Корабль так резко накренился, что Фессу пришлосьсхватиться за ручки кресла в котором он сидел. В окнах промелькнули деревьяВечного Леса.

-        Вектор прохода оптимален в этихместах, - словно прочитав мысли некроманта прокомментировал Глойс. Горджелинскривился. – Открываю Врата.

Не успел Фесс спросить у артефактника (так Глойсназывал сам себя), что за Врата тот собирается открыть, как где-то палубой нижечто-то басовито загудело и прямо перед носом корабля возникла черная клякса... асекундой позже они уже пролетели через нее.

Фесс не почувствовал, чтобы что-то изменилось, заисключением того, что он уже был в другом мире и вместо леса под кораблемразворачивали свои знамена с Василиском Имперские легионы Мельина.

...Ана противоположный берег все выходили и выходили конные сотни Семандры.

 

                                                                       

Эпилог

 

Многие слышалиисторию Фирексии.

Многие ей поверили

Но Все были удивлены

Ситрик Летописец«ВсеИстория.»

Множественность.Где-то и Когда-то.

 

-        Итак Латулла,- прошипел Кош. –Сейчас мы расскажем Вам одну занимательную историю, которая началасьмного-много лет, веков, тысячелетий назад...

...давным-давно в двух далеких мирах жили две далекие друг от друга цивилизации.Они по-разному зародились, по-разному прошли и по-разному закончили своесуществование, хотя имелась всё же одна объединяющая их деталь: ведь осталосьот этих двух великих цивилизаций всего по одному представителю. Сейчас не стольважно кто были эти выжившие, сейчас важней то глубинное различие в Путиизбранном этими двумя цивилизациями. Ибо одна избрала Путь Внешней Силы, адругая Путь Внутренней. И одной были ведома гармония Души и Разума, а другойстрогий порядок Всемирного Закона...

Здесь Кош замолчал, погрузившись, как показалосьЛатулле, в воспоминания, а вместо него начал говорить Ситрик:

... я думаю вы уже поняли, Латулла, что эти двапредставителя это Я, ваш покорный слуга Ситрик, и Кош Наранек, я также надеюсь,что вы поняли кто из нас каким путем шел, хотя сейчас это не важно. Важно жедругое: мы оба были бессмертны, как нам тогда казалось, и у оба имелиопределенные трудности, ибо я не видел Цели своего Бессмертия, того ради чегомне нужно было существовать, но в тоже время имел при себе то, что вы Латулла,можете называть «всемогуществом», Кош же видел конечную Цель, но не имелсредств для ее осуществления, он настолько истощил себя к тому моменту, когдасчастливый случай столкнул нас, что мне пришлось создать для него тот скафандр,который на нем сейчас. С тех пор мы с Кошем вместе...

-        Это прекрасно Послы ,- заговорилаЛатулла, видя что Ситрик тоже собирается погрузиться в воспоминания. – но какоеотношение это имеет к истории Фирексии?

-        Она не поняла ,- разочарованнопрошипел Кош. – надо было вести разговор с Керриком. Хотя пусть лучше она самаему расскажет или не расскажет...

-        Видите ли, Латулла ,- произнесСитрик. – Никакой Фирексии не существует. Точнее она не совсем то, чемпредставилась Керрику. Фирексия – это декорация размером со вселенную, длятруппы состоящей из двух актеров.

-        А План? А Невыразимый? –произнесла Латулла через несколько минут.

-        Ах Латулла, у вас шок иначе вы бысами догадались ,- прошипел Кош. – План существует, Ситрик вам о нем говорил, аНевыразимый – это кривое зеркало, это вы, я Ситрик и Керрик, и звезды, и пыльна шкафу в вашей комнате, это в конце концов Величайшая Маска Сумасшествия.

-        Я не понимаю ,- растеряннопроизнесла Латулла.

-        Вы поймете, вы обязательно поймете,- тихо произнес ответил Ситрик.

 

* * *

-        Она не поняла или не поверила ,-первым нарушил молчание Ситрик, после того как Латулла ушла. – Мне интереснозачем ты так ее запутал и почему не рассказал об истинном значении Плана.

-        Ты думаешь она поняла бы?

-        Ну она могла бы постараться...

-        Ну а сейчас она может постаратьсядогадаться об истинном смысле Плана ,- произнес Кош. – А теперь мне бы оченьхотелось, чтобы Внешняя Сила Вселенной пошла запускать главный двигатель, дабымы отправились искать очередной островок разума в океане безмолвия, и пустьэтот Ржавый Повелитель Машин не тревожит меня. Ибо я хочу насладиться ГармониейРазумов это Мира, пока мы не отошли от него на большое расстояние.

-        Ты все веселишься... – произнесСитрик. – Хотя только любящие шутить могли начать то, что начали мы: кто бы могпридумать План Спасения Бесконечности.

-        Никто, - прошипел Кош. – Никтокроме Нас.

 

 

 



[1]Время в Фирексии исчисляется по особым законам. В отличие от других народовФирексианцы отсчитывают время не годами (или точнее периодами обращения вокругзвёзд), а процентами исполнения Великого Плана. Поэтому характерна такая фраза:«Времени нет в Фирексии, есть мера завершённости Плана» (Ситрик, Фирексианскийлетописец) (Времени = Дат).

[2]ВН = Внутренняя сеть

[3]ККВ = Комиссия Контроля за Выполнением

[4]Цифра в квадратных скобках за датой означает то, сколько раз достигалась такаявеличина Прогресса Плана. [1] – опускается.

[5]Стандартное время применялось в Фирексии для исчисления промежутков времени неимеющих прямого отношения к датам.

[6]Идварианского Летоисчисления







Portions, © 2006-2024, NEON2 NCC
Все права принадлежат
Нику Перумову
????